В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница

— Господи, Пейдж, мне так жаль!

— Спасибо. Но я…

— Нет, мне действительно очень жаль! Мы все были так поглощены опасностью, исходившей от твоего мужа, что потеря ребенка не казалась… Господи, как я могла не подумать об этом! Это же был твой ребенок! Пейдж, прости меня, пожалуйста. Я должна была помочь тебе справиться с горем. А вместо этого ты помогаешь мне справиться с моим.

Пейдж с теплой улыбкой посмотрела на нее:

— Я очень рада, что смогла помочь. А у меня еще будет шанс забеременеть. И в следующий раз это будет значительно легче и безопаснее. И приятнее.

Мел сжала ей руку:

— Я В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница уже говорила тебе, как сильно рада, что ты приехала к нам в город?

В первую неделю февраля приехала бригада рабочих, которые занялись расчисткой места под новый дом Джека и Мел. На второй неделе они отпраздновали два «беби шауэра» — один в Вирджин-Ривер в доме Лили Андерсон, а второй в Грейс-Валли, под чутким руководством Джун Хадсон и Сьюзен Стоун.

Приближался срок родов Мел. И хотя ходить ей становилось заметно тяжелее, глаза сияли все ярче, и она просто светилась от счастья. Джо Бенсон привез в Вирджин-Ривер окончательные планы дома, и Мел с Джеком из машины наблюдали, как роют котлованы для В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница их собственного жилища и маленького гостевого коттеджа, с тем чтобы потом залить туда фундамент.

С каждым днем Мел становилось все тяжелее передвигаться. Когда стало очевидно, что она уже не может больше ездить по вызовам, все экстренные случаи передали доктору Маллинсу. Хотя в городе Мел бывала каждый день, она приходила позже, чем обычно. И ее муж при этом постоянно маячил поблизости.

Однажды в конце дня, когда Мел с Джеком вместе уходили из бара, Пейдж прислонилась к Причеру и прошептала:

— Не могу дождаться, когда мы станем такими же.

— Толстыми? — со смешком спросил тот.

— Ага, толстыми до треска, готовыми со дня на день родить В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница ребенка. Я подумываю перестать принимать противозачаточные, — сказала она.

— В любое время, как только будешь готова, — ответил Причер, обнимая ее. — Я уже говорил тебе, я уже давно в стойке.

— М-м-м, очень мило. Пока ты тут заканчиваешь и закрываешь бар, я как раз выкупаю Кристофера.

— Я скоро приду, — сказал он и нежно хлопнул ее по попке.

Именно это время было для Причера волшебным, настоящей магией, которая оживляла его жизнь. Каждый ее кусочек. Ему нравилось убираться на кухне, и он никогда не уставал благодарить судьбу за нее. Если бы он не работал здесь на своего лучшего друга В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница, то никогда бы не познакомился с Пейдж. И с Кристофером, который теперь стал для него сыном.



Он запер бар и поднялся наверх, в спальню Кристофера. Мальчик был уже в постели и ждал, когда ему почитают. Причер сел около него на кровать. Крис подполз поближе, забрался к нему на колени, и тот начал читать. Мальчик слушал его тихий, спокойный голос, изредка тыкая пальцем в иллюстрации, и вскоре заснул. Причер поцеловал его на ночь, подоткнул одеяло и выключил свет.

Он вернулся в свою комнату и нашел Пейдж в ванной. Она стояла перед зеркалом и расчесывала волосы. На ней был длинный пижамный верх, спускавшийся В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница ниже бедер. Причер подошел к ней сзади и перекинул волосы, чтобы поцеловать в шейку. Потом провел своими ручищами по ее бедру вниз и, к своему удовольствию, убедился, что там ничего нет. Нет, она ничего не подгадывала, не ждала его специально — просто он хотел ее все время. И она это одобряла, о чем и давала ему знать.

Его руки проникли ей под пижамную кофточку, потом стали подниматься все выше и выше, пока не обхватили ее груди. Пейдж прислонилась к нему затылком и замурлыкала от удовольствия. Причер вытащил руки из-под ее пижамы и стал медленно расстегивать, наблюдая в зеркало за ними В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница обоими. Ее правая рука выскользнула из рукава и обняла его за шею. Одной ладонью он обхватил ее грудь, а другой накрыл мягкий холмик внизу живота. И снова посмотрел в зеркало. Ее голова повернута, прижимается к его груди, глаза закрыты. Одна рука закинута над головой и обнимает его, другая лежит поверх его руки, ласкающей ее грудь. Раньше он даже не смел надеяться, что когда-нибудь станет половинкой такой красивой, сексуальной и любящей пары. Идеальной пары. И его до сих пор удивляло, что он уже не выглядит пугающим. Он выглядит как любящий мужчина, который сильно, уверенно и нежно обнимает свою женщину В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница. И женщина в его объятиях полна желания, из ее полуоткрытых губ раздаются тихие вздохи. Вздохи, которые скоро обретут силу — когда она отдастся ему полностью. В свете ее обожания он распускался, как цветок.

Причер даже не представлял, что может быть таким сексуальным, уверенным в себе, что может так глубоко любить. Он наклонил голову и поцеловал Пейдж в макушку.

— Малыш, я собираюсь доставить тебе удовольствие.

— Я знаю, Джон, — шепотом сказала она. — Я знаю.

В ту ночь, когда Майк Валенсуэла лежал в кровати и слушал, как Джек ворочается в своей комнате, переживая из-за умершего ребенка Лиз и Рика В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница, он понял, что уже пришло время двигаться вперед. Но куда? Возвращаться в Лос-Анджелес ему не хотелось, хотя и надо было навестить родных. В Вирджин-Ривер ему больше негде было остановиться. Но три месяца в одном доме, тем более таком маленьком, с Мел и Джеком — это уже слишком. Даже если они никогда не покажут, что он им мешает.

В ту ночь Майк понял, что должен вернуть друзьям их дом. И это заставило его как следует задуматься о том, как быть дальше.

Он хорошо продвинулся в выздоровлении — правая рука стала сильней, плечо болело значительно меньше. Вещи уже не выпадали из пальцев. Он В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница пока еще не мог забрасывать удочку правой рукой, но надеялся, что скоро сможет ею стрелять, с поддержкой левой. Кроме того, он отполировал до блеска свое умение целиться левой рукой — и из винтовки, и из пистолета. Он мог бы посоревноваться даже с Джеком, который завоевывал по стрельбе медали.

«Этот городок стал мне домом», — понял Майк почти без удивления. Он не знал, чем здесь займется, но это не имело большого значения, поскольку он мог существовать на свою пенсию по инвалидности, если бы хотел. Здесь можно было обходиться и совсем без денег. И ему хотелось жить простой жизнью в маленьком городке, пока В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница он не будет готов что-то изменить. К началу лета, когда Джек будет ставить сруб своего дома, рука и плечо Майка уже достаточно окрепнут, чтобы он смог предложить свою помощь. Он будет добавлять к меню бара самолично наловленную рыбу, будет делать в городе, что понадобится. Он станет жить как Джек и Причер — в центре этого городка, где ценят хорошую дружбу и качественную работу.

Сейчас же он, голый по пояс, стоял перед зеркалом и рассматривал свою мускулистую грудь, плечи, руки. С правой стороны мышцы все еще казались меньше, чем с левой, но раньше они были вообще почти незаметны. Он В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница проделал большую работу. Приседания теперь не составляли для него проблемы, и вернулись на место его кубики пресса.

Благодаря прописанному Мел курсу антибиотиков ему стало легче мочиться. Но вот насчет другого — казалось, оно ушло навсегда. Дважды ему казалось, что-то изменилось, когда он просыпался с напряженным членом. Но не надолго. Казалось, член вставал просто по памяти и сразу же опадал. Майк боялся надеяться, но, будучи мужчиной, не мог не молиться о чуде.

В результате Майк съездил в Эурику и приобрел там жилой прицеп — трейлер — свой новый дом.

Таким образом он достигал обеих целей — жить своей жизнью и освободить дом Джека и Мел В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница до рождения ребенка, чтобы они вернулись к нормальным условиям. Он мог поставить прицеп где угодно — за баром, около дома Мел и даже на участке, где Джек собирался построить дом. Он отбуксировал свою покупку в Вирджин-Ривер и припарковал ее прямо перед баром. Наступило время ужина — и конец рабочего дня. Причер и Пейдж должны были заниматься готовкой, Рик — своими обычными обязанностями, а Джек и Мел наверняка сидели у доктора Маллинса за вечерними разговорами и пропускали по стаканчику. Скоро должны были прийти друзья и соседи.

Поставив на опоры, Майк разложил прицеп спереди и сзади, таким образом расширив спальню и гостиную В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница. А потом для пущего эффекта одним нажатием кнопки раскрыл тент. Теперь внутри стало гораздо свободнее. Майк нажал на клаксон, и все, кто был в баре, высыпали на крыльцо.

Он выскочил на улицу — впервые за много недель без трости — и прислонился спиной к трейлеру. Мел вышла первой, Джек сразу за ней.

— Моя новая квартира, — объявил Майк.

— Когда?.. Что?.. — заикаясь, выговорила Мел.

Майк вытянул левую руку, помогая ей спуститься по ступенькам, и потом обнял за плечи.

— Я решил, что мне лучше освободить комнату до рождения ребенка — вам надо обустраивать там детскую, и я хочу помочь.

— Но куда ты поедешь? — спросила В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница Мел и посмотрела на него внезапно повлажневшими глазами.

— Никуда, дорогуша. Мне нравится это место. Но мне нужен свой дом. А тебе, что гораздо важнее, нужен твой.

Мел уронила голову ему на грудь и заплакала.

— Ох, — сказал Майк, обнимая ее здоровой рукой. — Надеюсь, это слезы радости.

Мел подняла голову.

— Я не хочу, чтобы ты уезжал, — прошептала она и нетерпеливо вытерла слезы. — Господи, извини. Ты не представляешь, до чего доводит беременность. Эмоции через край.

— Да я польщен, Мел. Вы с Джеком столько для меня сделали в последние месяцы. Я уже подумывал, что надо ехать домой, благо здоровье уже позволяет, но В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница потом понял, что именно здесь я чувствую себя как дома.

Мел обняла его за талию:

— Я так счастлива это слышать.

— Хочешь экскурсию?

— Конечно, Джек, — оглянулась она, — позови Причера, Пейдж и Рика.

На крыльцо вышел Рик и расплылся в такой широченной улыбке, что Майку тоже стало радостно. После смерти ребенка Рик держался очень неплохо, но дурашливый мальчишка, которого пехотинцы считали своим младшим братом, за это время превратился в серьезного и молчаливого молодого человека.

— Что это за хрень? — поинтересовался Рик.

— Моя новая берлога. Нравится?

— По-моему, потрясно, — ответил тот и, спрыгнув с крыльца, присоединился к «экскурсантам».

Они осмотрели трейлер, восхищаясь его оборудованием В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница. Настоящая кухня с практически полноразмерным холодильником, отдельный морозильник, стиральная и сушильная машины, просторная спальня с огромной кроватью, встроенный шкаф во всю стену, большая ванная с душем на двоих, по телевизору в спальне и гостиной и даже поворотная спутниковая антенна. Большой шкаф для одежды и посуды с кладовкой под ним.

Совсем скоро в новый дом Майка набилось множество посетителей — Конни и Рон, доктор Маллинс, Хоуп Макри, Бристоли и Карпентеры. Кристоферу очень понравилась большая кровать, установленная в дальний конец прицепа.

— Где ты собираешься припарковаться? — спросил у Майка Причер.

— Пока не знаю. Наверное, около дома Мел, пока не найду место получше В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница. Я всегда могу раскинуть лагерь за баром или рядом с лесом, где мы всегда сидели, когда приезжали порыбачить. А еще я поищу, нет ли поблизости участка на продажу. Но это потом. Сейчас я хочу просто побыть вместе со своими друзьями.

После ужина они стали обсуждать детскую — какую Мел хочет покраску, какую побелку и какие обои. Майк сообщил, что завтра утром заберет из комнаты свои вещи, а потом поможет обустроить комнату для малыша. Он предложил Мел отвезти ее в Укию, в «Хоуп депот» [49], где она сможет купить все, что захочет. Он также добавил, что когда детская будет готова, он поедет в Лос-Анджелес В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница, чтобы повидать своих родных — родителей, братьев и сестер. И вернется, видимо, уже после рождения ребенка Мел.

— Я тут обнаружил, что в числе прочих снова стал дядей, так что поездка будет как раз ко времени, — сказал он.

— Конечно, ты должен поехать, — согласилась Мел, поглаживая его руку.

Четыре дня спустя Мел уже стояла в дверях бывшей гостевой спальни своего маленького домика и осматривалась — комната была желтая с синей отделкой, на стенах красовались обои с рисунком из отпечатков крошечных ручек и ножек. В ней стояла белая колыбелька и пеленальный стол-комод, которые ожидали нового члена семьи Шеридан. Все детские вещички — одеяльца, распашонки В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница, костюмчики, ползунки и прочее — уже были выстираны и любовно сложены в стопочки. Пока она восхищалась их новой детской, в дом вошел Джек. Он нес в руках красивейшее в мире кресло-качалку — и оно было в тон колыбельки, которую отдал им его отец.

Мел провела рукой по спинке и подлокотникам. Она не могла дождаться возможности покачать малыша, сидя в этом кресле.

В первую неделю марта Пейдж получила чек на сто двадцать с чем-то тысяч долларов — итоговая сумма, получившаяся после продажи ее огромного дома, ликвидации корпоративного пенсионного счета и присовокупленных остатков наличности за вычетом долгов и гонораров.

— Я не могу В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница к ним прикоснуться, — сказала она Причеру.

Причер смотрел на цифры и думал: как же жалок этот человек — да, он сумел заработать на небольшой особняк и откладывал на хорошую пенсию, но он был наркоманом и совершенно не ценил то, что имел. Наверное, во всем виноват его белый порошок.

— Положи его куда-нибудь, только чтобы не потерять, — ответил он. — Когда все утрясется, я помогу тебе найти хороший трастовый фонд — положишь их туда для Криса. Тебе самой они не понадобятся.

— Мне противно даже держать в руках этот чек. Не считая медового месяца, я от своего брака не видела ничего хорошего.

— Я В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница понимаю. Но когда-нибудь ты посмотришь на эти деньги с практической точки зрения, и тебе захочется использовать их на благо. Например, помочь своим детям или еще что-нибудь.

Пейдж отдала чек Причеру:

— Тогда пусть он побудет у тебя. Если я когда-нибудь преодолею эту неприязнь, мы вдвоем примем решение.

И вскоре после этого разговора случилось то, что должно было случиться, — к чему они пытались подготовиться, но что было неотвратимо. Уэса Лэсситера выпустили из тюрьмы по окончании его срока. Им позвонил окружной прокурор и сообщил, что Уэс возвращается в Лос-Анджелес — он должен встать на учет в полиции В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница, начать свои обязательные посещения «Анонимных наркоманов» и приступить к общественным работам. Но работы ему еще не назначили (и не одобрили в суде), отмечаться в полиции было еще рано, а «Анонимные наркоманы» не разговаривали с посторонними о том, посещает ли он их собрания.

— Мы будем начеку, — сказал Причер. — Все в округе будут начеку, не волнуйся. Этот город полон любопытных, мы его не пропустим.

Но у Пейдж все равно на глаза навернулись слезы, она убежала в спальню и там расплакалась.

Когда Рик пришел на работу, Причер стоял, облокотившись на кухонный стол, и смотрел в пространство.

— Привет! — воскликнул Рик. — А где наш В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница пацан?

— Спит, — кратко отозвался Причер.

Рик поднял голову и прислушался. Со второго этажа доносились приглушенные рыдания.

— Все нормально? — спросил он.

— Все будет хорошо, — ответил Причер.

Рик зашел в бар — за стойкой стоял Джек, он что-то чиркал в блокноте и жаловался Майку, что Причер настаивает на том, чтобы хранить в компьютере списки запасов и рецепты. Рик остановился около Джека.

— На кухне что-то не так, — произнес он. — Причер злой как черт, и слышно, как плачет Пейдж. Может, они сильно поссорились или что-то в этом роде.

Джек и Майк глянули друг на друга, потом поднялись и вышли на кухню В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница. Они знали, что должно было произойти со дня на день. Рик пошел за ними.

— Что случилось, парень? — спросил Джек у Причера.

— Его выпустили, — негромко ответил тот. — Говорят, он вернулся в Лос-Анджелес, но это никак не проверить. Пейдж боится. Она расстроена. А я не знаю, что делать.

— Надо быть готовым ко всему, — сказал Джек. — Разве нас не для этого тренировали?

— Да, но еще есть Крис. Мы должны быть осторожны, я не хочу его напугать, как ты понимаешь. И я не хочу, чтобы он понял, что это из-за его отца.

— Мы над этим поработаем, — пообещал Джек. — Я не предлагаю В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница держать в баре заряженное ружье или что-то в том духе. Мы будем ходить с пистолетами — потому что по соседству с нами произошло ограбление. Здесь часто ходят с оружием, этим никого не удивишь. И надо, чтобы Крис все время был рядом — в соседнем городе ведь побывали грабители, ясно?

Причер покачал головой:

— Я не хочу, чтобы он испугался.

— Я знаю, — отозвался Майк. — Но пусть лучше Крис будет чуток испуганным, чем немного похищенным. Надо играть с умом, Прич.

— Пейдж там сходит с ума от страха, — сказал Причер.

— Пойди к ней. — Джек показал подбородком в направлении квартиры Причера. — Скажи ей, что мы В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница будем держать наготове пару пистолетов, но, естественно, не станем оставлять их в пределах досягаемости Криса. И так будет до тех пор, пока ситуация не улучшится.

— И сколько это продлится, как думаешь?

— Не знаю, — пожал плечами Джек. — Я могу хоть целый год ходить с оружием, и без особого напряжения. А ты можешь готовить с пистолетом за поясом? Ну, просто потому, что по соседству видели грабителей?

Причер снова покачал головой, но не столько отрицательно, сколько расстроенно.

— Я собирался съездить к родным в Лос-Анджелес на неделю, но могу отменить поездку, — сказал Майк. — Я могу с ними повидаться и позже.

— Нет, ты лучше В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница поезжай, — быстро ответил Причер. — Может, тебе удастся узнать по своим каналам, там ли этот ублюдок и делает ли то, что должен. Это бы нам очень помогло.

— Я могу это выяснить, — подтвердил Майк. — Я тогда быстро обернусь и посмотрю, что смогу сделать. Как тебе это?

— Отлично, — сказал Причер. — Спасибо.

— Я тоже похожу с оружием, пока буду в баре, — вставил Рик.

Все трое обернулись к нему, как по команде, и нахмурились.

— А что такое? Я уже имею право ношения! Почему мне нельзя?

— Нет, — отрубил Джек.

— Тебе же будет хуже, если меня застанут врасплох безоружным.

— Не будет ничего такого, — произнес Майк спокойно. — Он В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница не станет штурмовать бар и устраивать перестрелку. Скорее всего, он будет звонить Пейдж и постарается убедить ее, что изменился. Станет ее уговаривать отменить запретительный ордер и пересмотреть решение по опеке. Он из тех, кто хорошо манипулирует людьми.

— Однажды он уже напал на нее, — напомнил Причер. — Прямо здесь, на улице, средь бела дня.

— Ну так нам надо заняться ее защитой. И не выпускать его из виду. Просто помните, что это было до того, как ему стало грозить долгое тюремное заключение. Он отморозок, но отморозок с мозгами. Надо проверить, вернулся ли он домой.

— Его дома больше нет, — сказал Причер. — Он продан.

— Иисусе В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница… тогда найти его будет трудновато. Но от нас все равно не спрячешься.

— Прич, иди к Пейдж, — посоветовал Джек. — Скажи ей, что мы в команде и сделаем все, что в наших силах, чтобы они с Крисом были в безопасности. Будет идеально, если окажется, что он вкалывает на общественных работах в Лос-Анджелесе и пытается привести свою жизнь в норму. Тогда мы сможем выдохнуть. Но пока мы в этом не убедимся, вахту не бросим. Скажи ей это. Мы будем на страже.

— Да, — ответил Причер. — Хорошо.

Мел нелегко было видеть, что в баре Джек постоянно ходит с оружием. Она уже В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница привыкла, что в Вирджин-Ривер у всех есть ружья, из-за необходимости. У здешних жителей был домашний скот, они занимались охотой. В пикапах возили заряженные ружья; детей очень рано учили обращаться с оружием. Но она-то приехала из Лос-Анджелеса, где люди с оружием были либо полицейскими, либо преступниками.

Естественно, Пейдж очень расстроилась, когда узнала, что ее бывшего мужа выпустили из тюрьмы. Но когда спустя неделю из Лос-Анджелеса позвонил Майк и сообщил, что Уэс отмечается в полиции и занимается общественными работами, ей стало немного легче. Это дало надежду, что все предосторожности так ими и останутся.

Тем временем В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница ребенок в животе Мел опустился, и у нее стала побаливать спина. Она была слишком миниатюрной для такого веса и испытывала сильное давление. Поясница болела у нее уже несколько дней. Иногда, если она ложилась и отдыхала, боль уходила. Мел понимала, что роды будут уже совсем скоро.

— Судя по виду, тебе уже пора в декрет, — сказал доктор Маллинс.

— Судя по виду, мне рожать целую футбольную команду, — парировала Мел. — Что мне, кроме работы, делать-то? Сидеть сиднем и смотреть телик, в котором ничего толком не разобрать?

— Отдыхать, — ответил доктор. — Потом будешь жалеть, что не пользовалась случаем.

— Знаете, я сейчас хочу только одного В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница. У меня слюнки текут при одной мысли об эпидуралке.

— Может, партийку в «джин»? Ты разобьешь меня в пух и прах, а потом пойдешь домой отдыхать.

— Хорошая мысль.

Она вытащила карты, но не успели они начать игру, как появился пациент. Доктор Маллинс поднялся, чтобы посмотреть, кто там у входной двери, Мел встала за ним.

Кэрри Бристоль поддерживала за локоть свою тринадцатилетнюю дочь Джоди, та прижимала руки к животу.

— У нее очень болит живот, — сказала Кэрри.

— Сейчас посмотрим.

Доктор Маллинс жестом показал им следовать за собой и пошел по коридору. У смотровой он посторонился, пропуская их внутрь. Через несколько минут он позвал В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница Мел.

— Тут похоже, аппик, — сказал он, имея в виду аппендицит.

— Черт, — вырвалось у Мел. Она вошла в комнату и глянула на зажмурившуюся от боли девочку. — Сильно болит?

— Лихорадка, рвота, боль, — сказал доктор Маллинс.

— Вы проверяли ей подошвы на болезненность? — с беспокойством спросила Мел. Боль в пятках, которая отдавалась в живот, была признаком аппендицита.

— Конечно. Сделай ей капельницу, ладно? Думаю, ее надо отвезти в больницу.

— Нужна операция? — с беспокойством спросила Кэрри. — Вы уверены, что это необходимо?

— Не всегда, — ответила Мел. — На самом деле хирурги нередко удаляют здоровые аппендиксы, просто потому, что это безопаснее, чем рисковать прободением. Если количество белых кровяных телец увеличено В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница, значит, точно нужна операция. Но у Джоди выраженные симптомы — так что лучше поспешить. Хирург решит, что надо делать.

Мел вытащила набор для капельницы и установила ее на стойку. Она действовала быстро и скоро уже укладывала Джоди на каталку.

— Мне поехать с вами?

— Черт, нет, конечно, — сказал доктор. — Кэрри поедет следом. Мне совсем не хочется принимать по пути роды.

— Хотя мы бы ехали в правильном направлении, — вставила Мел.

— Просто закрой клинику и поезжай домой, отдохни.

— Ладно, по крайней мере, вы не будете сидеть в кузове пикапа. Возьмите «хаммер», — сказала ему Мел.

— Точно, я так и сделаю. Пошли В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница. Кэрри, помогите мне с каталкой. Мелинде вот-вот рожать.

Мел вышла за ними на улицу и успокаивающе погладила Джоди по руке:

— Все будет хорошо.

После их отъезда она не сразу ушла с крыльца. Мел заметила около скособочившейся церкви Черил Крейтон, которая, покачиваясь, бродила там с неизменной бутылкой в руке. Мел провела рукой по животу и про себя поклялась, что после рождения ребенка найдет способ помочь этой женщине. Не важно, что она не была ее пациенткой. Ей нужна помощь. А когда Мел видела, что кому-то нужна помощь, она начинала над этим работать.

Поднялся холодный ветер, и небо сильно потемнело В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница. Перед Мел на асфальт упало несколько тяжелых капель, и она подумала, что было бы очень приятно слушать стучащий за окном дождь в такой спокойный, ленивый день. Она быстро решила, что доктор Маллинс прав — надо пойти домой пораньше. Спина у нее ужасно болела. И ей грела душу мысль, что можно принять горячий душ и поспать.

Мел перешла улицу, зашла в бар и взгромоздилась на табурет.

— Привет, красавица, — поприветствовал ее Джек и, перегнувшись через стойку, чмокнул в губы. — Как себя чувствуешь?

— Огромной и неповоротливой, — ответила она. — Как у вас здесь?

— Тихо, мило и спокойно.

— Налей мне имбирного эля, а?

— Уже наливаю. А у тебя В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница как?

— Док повез пациентку в больницу Грейс-Валли — кажется, аппендицит. Поэтому я решила уйти с работы пораньше. Можно я возьму твою машину? А Рик или Причер тебя потом подвезут домой.

— Это можно устроить. Хочешь, я прервусь и отвезу тебя сам? — спросил Джек.

— Спасибо, но мне хочется самой вести машину. Терпеть не могу быть безлошадной. Но если тебе она нужна, я могу позаимствовать ключи доктора…

— Да нет, бери мою. Я предпочитаю, чтобы ты ездила на ней.

Мел отпила эля и, услышав раскат грома, подняла глаза к потолку.

— Я приму горячий душ, надену фланелевую ночнушку, и пусть дождь меня убаюкивает.

— Я В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница могу подъехать попозже и тебя разбудить, — сказал он. — А потом потру тебе спинку.

— Спина сводит меня с ума, — пожаловалась она, потирая поясницу. — Этот парень седлает мой позвоночник. Когда устает танцевать на моих почках.

Джек протянул руки через стойку:

— Я знаю, что тебе в последнее время туго приходится. Ну, ничего, скоро он вылезет, и тебе станет легче.

Она сияюще улыбнулась и посмотрела ему в глаза:

— Ты же знаешь, что я не променяла бы это ни за что на свете.

— Для меня нет ничего замечательней, — признался он. — Я очень тебя люблю.

Он обошел стойку, на ходу вытаскивая из кармана ключи В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница от машины, и вышел вместе с ней на крыльцо. Мел сделала глубокий вдох.

— Чувствуешь, как пахнет? Тебе нравится запах дождя? Завтра будет много цветов.

Джек поцеловал ее в макушку:

— Через пару часов увидимся. Попробуй поспать. Я же знаю, что ночами ты спишь плохо.

Мел хлопнула его по заду, спустилась по ступенькам и прошла к машине. Она помахала мужу и выехала из города. Поясница у нее начала болезненно пульсировать, а попутный ветер все усиливался, хлестая по стеклам ветками деревьев. Сверкнули молнии, и в ветровое стекло с утроенной силой ударил ураганный ветер. Она была уже почти у дома — примерно в В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница четверти мили [50], — когда в животе взорвалась острая боль. Она прижала к нему руку и почувствовала твердую как камень матку. «Вот дерьмо! — мелькнуло у нее в голове. — Я просто идиотка! Кто, интересно, взял меня в акушерки? У меня же начались роды! Заднего [51]вида! И они длятся уже целый день! И даже больше, еще со вчерашнего вечера!»

Внезапно перед ее машиной возникла сосна, видимо поваленная грозой, и Мел не успела затормозить. Она смогла только отвернуть руль в сторону, но все равно въехала в дерево левым бампером, машина встала на дыбы, правое колесо повисло в воздухе.

Из-за начавшихся схваток она чуть не В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница попала в аварию. Хотя могло быть хуже. По крайней мере, не раскрылась подушка безопасности — этого только не хватало ее беременному животу. Надо вернуться к Джеку; надо срочно ехать в больницу.

Мел включила задний ход, но колеса вращались в воздухе. Она делала одну попытку за другой, одновременно раскачивая машину. «Вот теперь я попала! — подумалось ей. — И почему было не подождать в баре еще минут десять? Как раз почувствовала бы первые схватки!»

Ей ничего другого не оставалось, как пешком идти к дому и звонить Джеку. Тут было недалеко, этот маленький акробат по дороге не выпадет. «Но вот промокну я В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница точно, — подумала она. — И ребенка рожу несколько быстрее, чем думала».

Глава 17

Мел предстояло перелезть через толстенное поваленное дерево с торчащими ветками, что было для ее беременного живота нелегкой задачей. Она забрала медицинскую сумку и подняла воротник куртки. Нагнула голову против ветра и двинулась вперед. Мел прошла совсем немного, и ее скрутила новая схватка. «Стоп, — подумала она. — Последняя ведь была только что». Но у нее же должно быть полно времени, ведь первые роды, как правило, длятся долго. Она знала, что пройдет много часов, прежде чем надо будет тужиться. «Не паникуй, у тебя вагон времени». Но ей была ненавистна даже мысль снова перелезать В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница через дерево на обратном пути в машину. «Ну, — подумала она. — Значит, ему придется меня нести. Хорошо, что я выбрала себе в мужья большого и сильного мужчину!»

А на крыльце дома это случилось снова. Новая схватка. Она считала в уме секунды — долгая и сильная схватка. Сомневаться уже не приходилось — это было то самое.

Едва оказавшись в доме, Мел сразу бросилась к телефону, даже не стала раздеваться. Схватила радио телефон, нажала несколько цифр и прижала трубку к уху. Тишина. Она сбросила звонок и включила телефон снова, но длинный гудок отсутствовал. «Вот дерьмо! — мелькнуло у нее в голове. — Кажется, я сейчас зареву В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница», — сказала себе Мел. Она зашмыгала носом, пытаясь сосчитать, на каком этапе родов она окажется, когда Джеку наконец придет в голову, что надо бы поехать домой. Она попыталась включить свет. Никакого эффекта. Да, теперь она уже имеет полное право реветь. Нет ни электричества, ни телефона, ни врача, одна только слабоумная акушерка на сносях. И ребенок, который определенно желает появиться на свет. И скоро.

Прижав руку к животу, Мел села за кухонный стол и попыталась взять себя в руки. Сделала несколько глубоких вдохов. Она вся промокла под дождем, но ей ничего не оставалось, кроме как готовиться рожать прямо здесь. Стоило В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница проверить, насколько раскрылась матка, но сделать это с таким животом будет непросто. Но сначала ей надо покрыть чем-то матрац, собрать полотенца и одеяла, поставить у кровати тазик или кастрюлю и свою медицинскую сумку. И быстро принять душ, если удастся снять обувь. Как всегда, это оказалось сложнее, чем она думала, — не успела она снять один сапог, как ее скрутило.

Она отыскала пластиковые мешки для мусора, потом сдернула с кровати подматрасник и расстелила его поверх матраца. Положив на него мешки, она накрыла их полотенцами и расстелила сверху чистую простыню, а на нее еще пару полотенец. Вытащила из шкафа дополнительные В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница подушки, чтобы подложить себе под спину. Собрала все имевшиеся в доме свечи и расставила их на комоде и ночном столике. Хоть она и надеялась, что ей не придется рожать в одиночестве и при свечах, но необходимо было подготовиться на крайний случай. И посреди этих сборов ее снова скрутила схватка — и сильная. Мел пришлось сесть на край кровати и переждать. Когда ее отпустило, она вытащила детские одеяльца и остальные полотенца и сложила их около кровати.

Дата добавления: 2015-11-05; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentarwpdsb.html
documentarwplcj.html
documentarwpsmr.html
documentarwpzwz.html
documentarwqhhh.html
Документ В дождливый вечер, когда единственный в Вирджин-ривер бар уже опустел, на его пороге появилась молодая женщина с трехлетним мальчиком на руках. Под глазом у нее был огромный синяк, а губа разбита. 18 страница